После окончания работы Крымской конференции У. Черчилль и Ф. Рузвельт посетили Севастополь. Премьер-министр Великобритании заехал также в Балаклаву.

В мемуарах «Вторая мировая война» У. Черчилль пишет, что в последний день работы Крымской конференции он и его дочь Сара выехали в Севастополь. «Мне захотелось посмотреть поле битвы у Балаклавы (речь идет о сражении периода Крымской войны под Балаклавой 13/25 октября1854 г. — В. Г.). Днем 13 февраля я побывал там вместе с начальником штабов и русским адмиралом, командующим Черноморским флотом (Ф. С. Октябрьский — В. Г.). Оглядывая местность, можно было представить себе ситуацию, с которой столкнулся лорд Раглан около 90 лет назад. Мы посетили его могилу утром и были очень поражены заботливостью и вниманием, с которыми за ней ухаживали русские.

Утром 14 февраля мы выехали автомобилем в Саки, где нас ожидал самолет».

Рузвельт, проведя ночь на борту американского вспомогательного судна «Катоктин», которое стояло на якоре в Севастопольской бухте, утром 12 февраля выехал в Саки, откуда отбыл на самолете в Каир.

1 марта1945 г. американский Президент выступил на объединенном заседании Конгресса с отчетом о Крымской конференции. В частности, он сказал: «В Севастополе, а это был укрепленный порт примерно в 40-50 миляхдалее (от Ялты — В. Г.), все разрушено. В этом большом городе с укреплениями и верфями, по-моему, уцелело не более дюжины домов.

Я читал о Варшаве, Лидице, Роттердаме и Ковентри, но я видел Севастополь и Ялту! И я знаю, что на земле не могут существовать одновременно германский милитаризм и христианское приличие».

К сожалению, полный текст выступления Ф. Рузвельта с отчетом о Конференции не издан на русском языке и по сей день. Нет в крымских музеях ни одной фотографии, сделанной отечественными или американскими фотографами в период посещения Ф. Рузвельтом Севастополя.

В то же время есть несколько довольно удачных в информативном отношении фотографий английского Премьер-министра. Например, У. Черчилль в сопровождении морских офицеров выходит из разрушенного в результате фашистской бомбардировки здания панорамы «Оборона Севастополя». Тогда, в 1854- 1856 тт., русские и англичане были по разную сторону баррикад. Более 23 тысяч человек потеряла Британия под бастионами Севастополя. Англичанам и их союзникам пришлось столкнуться с достойным противником. «Изучающий историю этой осады, — читаем мы в Британской энциклопедии, — не может не испытывать глубочайшего уважения к храбрости, дисциплине и настойчивой верности ее защитников». Так англичане отозвались о вчерашних врагах своих… В годы второй мировой войны мы были союзниками. И мы были нужны друг другу…

У. Черчилль посетил Балаклаву, небольшой городок, где в период Крымской войны XIX в. находилась основная база английских экспедиционных сил. Побывал У. Черчилль и на знаменитой Сапун-горе, откуда открывается вид на «Долину смерти». Эта долина известна в Англии многим — здесь в1854 г. погибла бригада легкой кавалерии, гордость британских вооруженных сил. Используя карты, У. Черчилль скрупулезно реконструировал драматические события почти вековой давности.

У. Черчилль дважды (1911-1915 гг. и 1939-1940 гг.) занимал пост министра. Знал толк в кораблях. Поэтому, находясь в Севастополе, нанес визит командиру крейсера «Ворошилов» и осмотрел боевой корабль. Это был современный крейсер советской постройки, имеющий необычно мощное для своего класса кораблей артиллерийское вооружение (180 мморудия) и высокую скорость хода — до 35 узлов. Он являлся единственным крейсером Черноморского флота, награжденным за боевое отличие в Великой Отечественной войне орденом Красного Знамени. В период Крымской конференции крейсер был лидером специальной группы боевых кораблей, сформированных для встречи и обеспечения безопасности союзных судов.

В 60-е гг. устаревшее к этому времени судно пошло на слом. Ветераны «Ворошилова» решили соорудить памятник Краснознаменному крейсеру, использовав при этом носовую часть корабля. Памятник установить не удалось, но носовая часть крейсера сохранилась — она ржавеет на территории археологического заповедника «Херсонес Таврический» в Севастополе. Это единственный сохранившийся крупный фрагмент боевого корабля, имеющего самое непосредственное отношение к Конференции и к Премьер-министру Великобритании.

«Бывший военный моряк», как У. Черчилль любил себя называть, поблагодарил командира крейсера «Ворошилов» за встречу. Кстати, все военнослужащие — от генерал-адмиралов до матросов и рядовых получили благодарность от советского государства. Были отпечатаны тысячи грамот. Одна из них находится в фондах Музея героической обороны и освобождения Севастополя: «Грамота товарищу Герою Советского Союза гвардии майору Кологривову Михаилу Михайловичу. За образцовое обеспечение работ Крымской Конференции руководителей трех союзных держав — Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании — заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотовым 2 февраля1945 г. объявлена благодарность краснофлотцам, сержантам и офицерам частей ВМС ЧФ, в том числе и Вам, принимавшему участие в обеспечении Конференции.

Командир 6 ГИАП ВВС ЧФ гв. майор (подпись) Локинский».

Что же о легендах, то они есть и в Севастополе. Так, бывший нарком Военно-Морского Флота адмирал Н. Г. Кузнецов оставил потомкам несколько строк о У. Черчилле: «Он

побывал в Севастополе и осмотрел английское кладбище, сохранившееся со времен осады города в прошлом веке. Там был похоронен один из его родственников, знаменитый Мальборо.»

Информация о захоронении «знаменитого Мальборо» совершенно не соответствует фактам. Но тем не менее за четверть века легенда о родственнике получила широкое хождение.

Упоминаемое Английское кладбище попало в зону боевых действий в период второй обороны Севастополя. Здесь советские воины защищали подступы к главной базе Черноморского флота. Севастопольцы сражались за свой город, за Родину. Объективно они сражались и за союзническую Британию, и за могилы ее сынов, павших вдали от своего Отечества в прошлом веке. У. Черчилль в сопровождении советских и английских офицеров ВМФ выходит из здания Панорамы, разрушенной в период обороны Севастополя1942 г.

Парадоксально, но защищали советские воины и могилу капитана английских ВВС Франка Фримана, умершего от болезни 27 декабря1919 г. и похороненного на том же кладбище. По отечественной терминологии 40-х гг. он был «интервентом и пособником белогвардейцев».

Некрополь на Каткартовом холме очень пострадал во время войны, но был разрушен по распоряжению властей в1955 г., когда, казалось, началось какое-то потепление, после эпохи «холодной войны». Сейчас на месте исторического кладбища находятся строения, сады и огороды кооператива с героическим названием «Сапун-гора» (следовало бы название выбрать другое… Например, «Реквием Ялты»).

А какие были надежды в 1945-м, какие широкие открывались перспективы для народов мира и, прежде всего, советского…