На протяжении прошедшего полувека были опубликованы десятки научных трудов о Ялтинской конференции, изданы сборники документов и мемуары участников. Газетных же публикаций — не счесть. И тем не менее, одной статье непременно следует уделить внимание. Она была опубликована 23 марта1945 г. в газетах «Красный Крым» и «Вперед за Родину» под названием «Здесь проходила Крымская конференция». Авторы — военные корреспонденты Д. Холендро и М. Олинский. Это была первая публикация о трех конкретных местах на Южном берегу Крыма, непосредственно связанных и с работой Конференции, и с местопребыванием советской, американской и английской делегаций. Подчеркну, что статья была напечатана спустя сорок дней после завершения встречи руководителей трех союзных держав в рубрике «Исторические места Крыма». Фактически это был первый взгляд на Ливадийский, Кореизский и Юсуповский дворцы как на памятники истории мирового значения.

Надо полагать, что в связи с цензурными соображениями военного времени в статье были опущены технические, фактологические и другие детали о подготовке зданий к международной встрече, не освещались и другие интересующие нас подробности организационного и рабочего характера. Статья Д. Холендро и М. Олинского малознакома большинству наших современников, однако она представляет несомненный интерес, в первую очередь, как свидетельство эпохи. Ниже приводится сокращенный текст публикации: «7 февраля оповестило мир о том, что в районе Черного моря происходит Конференция руководителей трех союзных держав Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов Америки. Их цель заключается в координации планов завершения разгрома общего врага и установления вместе со своими союзниками твердых основ длительного мира». Спустя 5 дней из коммюнике об итогах конференции стало известно, что она состоялась в Крыму. А еще через несколько дней место работы исторической конференции было названо с полной определенностью — Южный берег Крыма, Ялта.

Ливадийский дворец, Воронцовский дворец в Алупке, Юсуповский дворец в Кореизе — вот места Южного берега, которые в течение всех дней Крымской конференции были местопребыванием ее участников.

С невольным волнением мы подъезжаем к местам, которые история возвеличила важнейшим событием нашего времени. Председатель Совета Народных Комиссаров И. В. Сталин, Президент Соединенных Штатов Америки Ф. Д. Рузвельт и Премьер-министр Великобритании г-н У. Черчилль в сопровождении своих начальников штабов, а также трех министров иностранных дел и других советников встретились здесь и приняли историческое решение, определившее окончательный разгром врага и планы создания прочного и длительного мира, при котором «все люди во всех странах могли бы жить всю свою жизнь, не зная ни страха, ни нужды.

Скоро исполнится год, как здесь отгремели освободительные бои. На степе одного из крайних домиков Ялты горят красные слова, написанные еще в те дни: Слава Красной Армии — освободительнице!

Красная Армия сокрушительным ударом разгромила немецких захватчиков в Крыму. И высоко знаменателен тот факт, что руководители трех союзных держав избрали местом своей исторической встречи «воскресший Крым, очищенный от гуннов благодаря русской доблести» (слова У. Черчилля).

Мы начинаем осмотр дворцов с Алупки. Шоссе сбегает вниз к Воронцовскому дворцу, где размещались г-н Черчилль и английская делегация.

Почти во все дни Крымской конференции па Южном берегу стояла ясная и теплая погода. Англичанам открылся во всей красе один из самых лучших уголков нашего Крыма.

Стремительное наступление Красной Армии спасло Воронцовский дворец. Немцы бежали в панике и не успели разрушить его. После изгнания гитлеровцев дворец был приведен в полный порядок и его внутреннее убранство восстановлено.

Во дворце — комнаты, где жили г-н Черчилль и члены британской делегации. Чтобы попасть в столовую, нужно миновать чудесный зимний сад.

С северной стороны Воронцовского дворца видны сверкающие зубцы Ай-Петри. Они то открываются, то прячутся в тумане и облаках. К этой стороне дворца, мимо массивной башни с часами, подходит асфальтированная дорога. По пей английская делегация отправлялась на работы конференции в Ливадийский дворец и возвращалась на отдых.

Премьер-министр Черчилль при расставании с Крымом воздал высокую хвалу русскому гостеприимству. В обстановке этого гостеприимства жили и работали англичане.

По дороге из Алупки в Ливадию мы въезжаем в тенистый парк Кореиза. Юсуповский дворец. До войны здесь был санаторий. В дни конференции здесь жила советская делегация.

Здание дворца массивное и простое, с белыми полосами, обрамляющими окна. Оно утопает в зелени, скрывающей его размеры. Юсуповский дворец, построенный сравнительно недавно — в начале нынешнего века — справедливо считается одним из самых уютных и привлекательных среди дворцов Южного берега.

Машина бежит вверх и вниз по шоссе, лентой обвивающему кручи. И вот мы в Ливадии, у дворца, где происходили заседания конференции, где жили президент США Рузвельт и члены американской делегации.

Ливадийский дворец был построен тридцать четыре года тому назад для Николая II. Громадное, трехэтажное здание из белого инкерманского камня окружено роскошным парком, раскинувшимся на 46 гектарах.

Во дворце последнего царя был создан Советской властью крестьянский санаторий, а потом самый большой па Южном берегу санаторный комбинат.

Немцы ограбили дворец. Они ободрали обивку со стен, сорвали медные шпингалеты с окон, запакостили помещения. В короткое время стерты следы хозяйничанья гитлеровских громил. Стены, полы, потолки сверкают свежестью и чистотой.

Белый зал Ливадийского дворца. Шесть огромных окон с зеркальными стеклами выходят в парк на северную сторону. Против них — зеркальные двери, открывающиеся в прелестный внутренний двор, окруженный аркадой. У входа в зал из покоев дворца — четыре белые мраморные колонны с лепными украшениями. Потолок покрыт изумительной по художественной тонкости резьбой. В стене против колонн — громадный красивый камин.

В Белом зале в 4 часа дня 4 февраля 1945 года открылась Крымская конференция. Здесь за круглым столом, подчеркивающим равноправие и взаимное уважение участников конференции, советские, американские и английские представители во главе с товарищем Сталиным, г-ном Рузвельтом и г-ном Черчиллем, проводили свои совещания.

«Были полностью согласованы и детально спланированы сроки, размеры и координации новых и еще более мощных ударов, которые будут нанесены в сердце Германии нашими армиями и военно-воздушными силами с востока, запада, севера и юга».

Сейчас, мы видим — эти удары наносятся. И они будут возрастать, чтобы «стереть с лица земли нацистскую партию, нацистские законы», чтобы преступная Германия испытала справедливое возмездие за все зло, причиненное миру.

Мы ведем счет этому злу. С шоссе из Ливадии в Ялту видны следы варварского разрушения немцами прекрасного курортного города. Развалины и стены с черными провалами вместо окон там, где был дом отдыха «Ореанда», санатории «Джалита», «Большевик», десятки других домов. Нельзя не вспомнить слов президента Рузвельта, сказанных им в Америке:

«Во время моего пребывания в Ялте я видел примеры безжалостного и бессмысленного яростного разрушения, которое производил германский милитаризм. Ялта не имела никакого военного значения и никаких оборонительных сооружений. Вплоть до нападения Гитлера на Советский Союз дворцы и виллы Ялты были использованы как центр отдыха для русского народа. Нацистские офицеры захватили их для себя. Эти виллы были ограблены и почти все разрушены нацистами».

Германия ответит за все. Так было решено на конференции, происходившей здесь, на Южном берегу, где весна уже вступила в свои права добрым знаком возрождения жизни и благосостояния мира.

Само место конференции — Крым, каждый уголок которого искрится жизнью, словно выбрано, как символ процветания, мира, дружбы между народами трех стран, на которые пало основное бремя войны.

Об этой дружбе Черчилль сказал, выступая в палате общин: «Пусть Германия знает, что бесполезно надеяться на раскол между союзниками и что ничто не может предотвратить ее мощный разгром».

Президент Соединенных Штатов Америки Рузвельт в отчете Конгрессу США о Крымской конференции заявил: «Гитлер надеется, что мы не придем к согласию, что какая-нибудь маленькая трещина может возникнуть в прочной стене союзников, что даст ему и его друзьям- гангстерам последнюю надежду на то, чтобы избежать гибели. Однако надежды Гитлера рухнули».

Есть здания, навсегда вошедшие в историю. Здания, один вид которых вызывает в памяти великие события прошлого. Таковы Зимний дворец, Смольный в Ленинграде, Версаль.

Ливадийский, Юсуповский, Воронцовский дворцы отныне вошли в историю. Наши современники и потомки, осматривая эти дворцы или разглядывая их снимки, будут говорить:

— Здесь в заключительный период войны, навязанной человечеству германским разбойничьим империализмом, главы трех могущественных государств мира согласовали место и время завершающих сокрушительных ударов по гитлеровской Германии, разработали планы искоренения нацизма и наметили основы прочного и длительного между народами мира.

В этих дворцах, как и до войны, будут отдыхать трудящиеся нашей страны, воины Красной Армии. Уже оборудуются санатории — в Алупке, Кореизе, Ливадии.

Мы выезжаем из Ливадии вечером, когда сумерки окутывают Южный берег и море».

Статья Д. Холендро и М. Олииского знаменательна и тем, что она как бы определила стандарт многих последующих публикаций об исторических местах, связанных с Крымской конференцией. Она была написана в рамках традиционных, отработанных, консервативных. Это понятно: шла война — довлела цензура, памятны были и последствия излишнего любопытства. К сожалению, эти условности тяготели над всеми краеведческими изданиями вплоть до наших дней.