3 февраля1945 г. Сакский аэродром После того как почетный караул совершил свой церемониальный марш Ф. Рузвельта с «Виллиса» пересадили в лимузин Караван автомашин отправился в длинный пут к Ялте.

Государственный секретарь США 3 Стеттипиус вспоминает: «Когда я ехал по Крыму с адмиралом Леги и Гарриманом в машине за президентом, меня поразило, насколько это покатая безлесная холмистая местность походит на паши великие прерии (здесь Э. Стеттиниу имеет в виду территорию от Сак до Симферополя — В. Г.). На нас также произвели впечатление громадные разрушения, произведенные войной. Мы видели сгоревшие товарные поезда, подбитые танки и другую поврежденную технику.

Через несколько миль от города Симферополя ландшафт изменился, дорога перевалила через горный хребет между Симферополем и Ялтой. В то время как мы спустились к восточному (ошибочно, следует южному — В. Г.) побережью Крыма, погода стала теплее, чем в Саки, а в районе Ялты не было остатков снега. Хотя расстояние между Саки и Ялтой составляло лишь примерно90 миль, нам потребовалось шесть часов, чтобы одолеть дорогу, которая имела покрытие лишь на небольших участках. Вдоль всего пути через каждые 50-100 ярдов стояли по стойке смирно красноармейцы-часовые, некоторые из которых были крепкого сложения женщины».

Интересно, что почти таким же видел окружающее и У. Черчилль: «Вдоль дороги мы часто видели выстроенных русских солдат (в том числе и женщин), стоящих отдельными отрядами плечом к плечу на улицах селений, на главных мостах, в горных ущельях. Когда мы пересекли горы и спустились к Черному морю, мы внезапно ощутили тепло, яркий солнечный свет. Климат здесь очень мягкий».

Вышеприведенное свидетельство цитируется из книги «Вторая мировая война», которая вышла в1950 г. Л сразу после возвращения из СССР У. Черчилль 27 февраля1945 г. в Палате Общин сделал официальный отчет об итогах Ялтинской конференции. В частности, он поведал о том, как члены английской и американской делегаций «двинулись на автомобилях через горы — о них мы слышали довольно страшные рассказы, оказавшиеся во многом преувеличенными, — пока не нашли пристанище на южном побережье Крыма…»

Сын Президента США Эллиот Рузвельт, который не был с отцом в Крыму, в своей книге «Его глазами» использовал рассказ своей сестры А. Беттигер: «Отец и Анна сели в русскую закрытую машину с русским шофером и понеслись но дороге, которая сначала проходила по покрытой снегом холмистой местности, затем поднималась зигзагами на большую высоту, к Красному утесу (видимо, урочище Красный камень под Ялтой — В. Г.). Вся дорога от Сак до Ялты охранялась советскими войсками. Анна дернула отца за рукав: «Посмотри, сколько среди них девушек!»

Интересно, что в этом отрывке одна деталь (машина понеслась) резко контрастирует со свидетельством далеко не рядового участника Конференции — А. А. Громыко, бывшего в ту пору послом СССР в США: «Наша колонна ползла до цели много часов. Водители вели машины предельно осторожно, знали каких пассажиров везут. Вокруг никто ничего не видел… Начался спуск к Южному берегу, и тут как по мановению волшебной палочки туман рассеялся, сразу проглянуло солнце, стало тепло.

Крым все-таки ласково встречал гостей».

Охрана, своей многочисленностью и составом привлекавшая внимание всех едущих, была не единственной. Машины гостей эскортировали автомобили с охраной из состава НКВД личной охраны Президента США и Премьер-министра Великобритании.

Основной тип машин, которые советская сторона предоставила для гостей, был представительского типа ЗИС-101, огромный, почти шестиметровой длины,’ легковой автомобиль. Машины были сделаны по спецзаказу бронированными (в т.ч. с бронестеклами), с форсированными двигателями. Как рассказывали ветераны госбезопасности, автомобили несколько раз в процессе движения меняли свою очередность, с целью предельно обезопасить высоких гостей.

Движение всех видов транспорта на пути следования участников Конференции было перекрыто везде. Но меры, которые предпринимались по отношению к любопытствующему населению, были разными. В Саках горожанам запрещалось непосредственно подходить к трассе в момент проезда кавалькады, а в Симферополе множество людей стояло на тротуарах. Впрочем, никто не видел ни  Рузвельта, ни  Черчилля, ни Молотова — автомобильные боковые окна были зашторены. Заранее были подготовлены и в день приезда основного контингента установлены новые дорожные указатели на двух языках: русском и английском.

Прошло полстолетия. От 150-ти километрового пути от Сакского аэродрома до ЮБК остались лишь фрагменты первоначальной дороги. Прежняя трасса выпрямлена, расширена, пробита в новых местах. Дорога, построенная солдатами Козловского и Нашембургского полков в 1824- 26 гг., сохранилась около села Верхняя Кутузовка — так называемый «Марусин поворот». Проезжающий по троллейбусной трассе любознательный человек может взглянуть на «Марусин поворот», через который проехали в феврале1945 г. все участники Большой тройки.

И последняя достопримечательность, связанная с транспортной стороной Конференции — памятник архитектуры — гараж в Ялте. Сооружение было спроектировано и построено в1911 г. архитектором Г. П. Гущиным для автомобилей царского двора. Аналогов подобного ангарного типа не было в Крыму. Именно здесь зимой1945 г. производилось техническое обслуживание автотранспорта членов делегации Ялтинской конференции.